ГЛАВНАЯ >>> ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА О ПРИРОДЕ


Главная
    Физическая география
    Геология, геодезия и почвоведение
    Микология и лихенология
    Ботаника и геоботаника
    Зоология беспозвоночных
    Зоология позвоночных
    Водная экология и гидробиология
    Цитология, физиология, медицина
    Экологические проблемы, мониторинг
    Охрана природы и заповедное дело
    Экологическое образование
    Художественная литература о природе


Отдых и апартаменты в Болгарии
Предложение для тех, кто любит природу и уединение и хочет отдохнуть на тёплом море дёшево и без посредников: от 20 евро в сутки за трехкомнатную квартиру на море!

Атлас-определитель 'Птицы России' для iPhone и iPad: загрузить из AppStore (iTunes) бесплатно


: : = = + +

Поделитесь ссылкой с друзьями:

Учебно-познавательные экскурсии на АгроБиоФерму в Подмосковье !

Пожалуйста, ставьте активную гиперссылку на сайт eco-ref.ru если Вы копируете эти материалы!
Во избежание недоразумений ознакомьтесь с правилами копирования материалов с сайта www.eco-ref.ru

В некоммерческом Интернет-магазине Экологического Центра "Экосистема" можно недорого (по себестоимости производства) купить (заказать по почте наложенным платежом, т.е. без предоплаты) наши авторские методические материалы по экологии, полевой биологии и географии:
10 компьютерных (электронных) определителей грибов, лишайников, растений и животных России,
2 диска с голосами птиц России: голоса птиц средней полосы и голоса птиц России,
20 цветных ламинированных определительных таблиц по растениям и животным средней полосы России,
8 цветных ламинированных определителей-бродилок по растениям средней полосы России,
5 карманных полевых определителей животных средней полосы,
65 методических пособий и 40 учебно-методических фильмов по методикам проведения научно-исследовательских работ в природе (в полевых условиях), а также
методическое пособие (книга) для педагогов "Как организовать полевой экологический практикум".

Посмотреть в Интернет-магазине

© В.П. Назаров

ТРОПОЙ ОХОТНИКА...

... Рассвет еще только занимался, когда Потапыч вышел из своей охотничьей избушки. Стоял крепкий морозец, и в фиолетовом небесном прогале между двух высоких остроконечных заснеженных елей обозначился серебряный серпик месяца.

— Однако не менее минус 25! — вдохнул ноздрями колючий воздух старый промысловик. — Ничего, на лыжах согреюсь...

Его егерский обход тянулся на многие десятки километров. Но путь надо было рассчитать так, чтобы к вечеру снова вернуться в избушку, затопить там железную печку, вскипятить душистый чай. И за узкой деревянной плахой столика при свете керосиновой лампы заполнить дневник ежедневного обхода заповедных угодий.

Фото В.П. Назарова

Зимой сюда часто наведывались браконьеры, поэтому требовался глаз да глаз!

Но и учет зверя и птицы был не последним занятием Потапыча, как и постоянные фенологические наблюдения. «Календарь природы» он вел на протяжении многих лет, заполняя постепенно записями одну общую тетрадь за другой. Их набралась уже не одна стопка...

Старая лыжня была немного запорошена снегом, но широкие полозья осиновых лыж скользили по ней уверенно и быстро. Легкий рюкзачок за спиной, где лежали топор, спички, котелок и небольшая провизия, не сковывал движений.

Февральский денек обещал быть погожим. Часам к девяти утра егерь был уже на давнем горельнике, который он всегда старался обойти стороной. Старая гарь уже зарастала березняком и осинником, но завалы упавших полусгнивших стволов мешали ходьбе.

На краю гари, по низкой сырой луговине, давно уже отыскал Потапыч поселения полевок-экономок. Мелкие, но подвижные зверьки на кормежку уходили за несколько сотен метров от норы, ставя лапки «по-беличьему», так что след их напоминал мышиный. Но прыжки у полевок были короче, чем у лесных мышей...

Первые робкие солнечные лучи легли на лесную опушку. За ночь на полянках было много натоптано; различил Потапыч следы не только рыжей лисицы, но и горностая и ласки...

Некоторые норы полевок были разрыты, на поверхности снега вместе с землей валялись остывшие гнезда грызунов. Но поселение их было большое. Свет утра спугнул охотящихся хищников, и во многих местах еще виднелись отдушины, идущие от земли к поверхности сугробов; это были прокопанные полевками в снегу вертикальные ходы, своеобразные вентиляционные каналы.

Знал Потапыч, что после каждой пороши зверьки тщательно прочищают засыпанный снегом вентиляционный ход, на минутку выглядывают, наполовину высунув голову, и снова скрываются в более теплые, нижние слои.

В синеватой глубине нескольких лазов увидел Потапыч темные зерна помета и ржавые пятна мочи. Все норки были окутаны инеем, осевшим вокруг отверстий в снегу. Теплый влажный воздух, поднимающийся в морозы по «ходу-отдушине», постепенно образует даже небольшие валики или тонкие хрупкие трубы...

Полюбовавшись подснежной колонией старых знакомых, Потапыч решил сосчитать следы хищников, охотившихся здесь ночью на полевок. Судя по всему, с вечера сюда наведывалась рыжая лиса, к утру еще одна. А в середине ночи пировали несколько горностаев и ласк...

— А вот и соболь прибегал! — воскликнул старый охотник, и сердце его екнуло в груди от радости. В молодости был он первым соболятником в округе, никто больше Потапыча не сдавал драгоценной пушнины.

Опершись о лыжные палки, промысловик задумался. Его мысль убежала по следу этого живого соболька в хмурую хвойную тайгу, в могучий древний кедровник, где когда-то Потапыч ставил капканы на царя пушных зверей...

Широколапый соболь очень хорошо приспособлен к движению по снегу, из хищников в этом отношении уступает только, пожалуй, росомахе. Отдельно взятые отпечатки соболиных лапок приближаются по размерам к лисьим...

Даже по свежему, рыхлому и глубокому, снегу соболь идет, как по насту: конечности его зимой сильно опушены, и зверек держит пальцы расправленными. Задними ногами зверек попадает в следы передних, причем отпечатки мохнатых лап соболя почти не имеют подробностей, от когтей следов не остается, а оттиски подушечек пальцев различаются неясно...

Соболь ходит «чисто», т.е. не чертит ногами по снегу. И преобладающий ход его в тайге — прыжки в галоп, от которых остаются четкие парные следы, характерные для большинства зверей куньей породы.

Даже во сне виделись раньше Потапычу соболиные следы — и январские, по глубокому снегу, и мартовские, по насту, когда при резвом галопе соболь оставляет за собой трехчетку и четырехчетку — след, похожий на заячий, при котором задние ноги отпечатаны впереди передних... Прыжки в это время составляют 45-75 сантиметров в длину, но могут достигать и 110-120 сантиметров!...

Читал Потапыч, что бывают у соболя и огромные скачки, до двух метров, но их зверь может дать не более двух-трех раз подряд.

В нашей приобской тайге таких прыжков соболя охотник ни разу не видел, но свободно различал следы особей разного пола. Миниатюрные следочки и легкие прыжки всегда выдают самок, а большие и тяжелые следы принадлежат самцам.

Ранней весной соболь очень подвижен, оставляет много следов и охотно бегает по тропам своих соседей. Но с декабря по февраль включительно, и особенно в морозные дни, соболь из резвого, деятельного хищника превращается в ленивого зверя, подолгу лежащего в теплом гнезде...

Все это и многое другое мигом промелькнуло в голове бывшего соболятника Потапыча, и он со вздохом двинулся дальше по своему обходу...

И впереди следов на снегу было много.

Вот лыжную тропу пересек свежий беличий нарыск. На белой, похожей на войлочную, снежной пороше в контровом свете взошедшего солнца отпечатки выглядели очень рельефно и красиво.

— Не иначе, добывала из-под снега старые припасы! — вслух подумал охотник и направил лыжи по следам белки. Они, увы, разбегались в разные стороны среди карликовых желтоватых сосенок большого верхового болота с темной кедровой гривой по дальнему краю.

Потапыч сразу же сообразил, что осенью кедровки запрятали во мху много спелых шишек и орехов, и теперь проворные белки вовсю кормятся за счет чужих кладовых. И действительно, в глубоком снегу виднелось немало беличьих прикопок; норки уходили сквозь полуметровую толщу снега к земле, к кочкам и болотным мхам. Возле норок чернели разгрызенные скорлупки кедровых орешков.

Да, там были спрятаны кедровками кучки спелых орехов!...

Но как белка умудряется определить место нахождения чужих запасов? Не раз на зимней охоте ломал голову Потапыч над этой загадкой. И решил, что чутье у зверька такое тонкое, что он уверенно, без ошибок, всегда точно прокапывает ход сквозь снежную толщу к любимому лакомству, насыщаясь им на долгую морозную ночь, проводимую где-то неподалеку в теплом укромном гайне.

В голодные же зимы, знал Потапыч, постоянный корм белки не эти вкусные питательные орешки, не парга (земляные трюфели), а другие грибы — корневые опенки, лишаи, кора и, в особенности, еловые почки. Чтобы достать последние, белка срезает кончик еловой ветки 6-8 см. длиной и кормится, держа его в лапках. Множество таких веточек настрижет она за день, прежде чем набьет себе желудок. Под большими елями тогда лежит на снегу целый зеленый ковер. (Наш русский ученый — естествоиспытатель А.Н. Формозов насчитывал на одном квадратном метре до трехсот обрезков веточек и до нескольких тысяч под одним деревом. — В.Н.).

Потапыч тоже видел такие осыпи еловых веточек, но твердо знал: если белка кормится на почке, лишайнике и грибах, значит, основного корма у нее нет — зверек голодает! И на другой год осенью белки будет очень мало!...

При возвращении в гайно белка очень хитрит: выходит на свой утренний след, с тропы на дерево скачет, долго поверху идет; иногда по кругу ходит, путает свои следы. В сильные морозы зверек предпочитает отсиживаться в гнезде. Но в феврале-марте у белок начинается весенний гон, и в этот брачный период они много бегают по деревьям, по снегу.

Потапыч не раз находил беличьи гайно, добывая зверька без собаки. Пошоркает раз-другой по стволу дерева посохом для лыж — белка и выскакивает из гнезда! Тут уж не теряйся, пали из ружья!...

Конечно, можно бы и сейчас такое гайно поискать, но нет времени: надо продолжать обход егерского участка. И покорно несут лыжи охотника дальше по тропе...

— Знаю, что белка и для соболя, и для куницы — желанный корм! — рассуждает на ходу Потапыч. — В наших больших заповедных хвойных лесах куница еще водится! Но кормится она зимой в основном мышами, дятлами, тетеревами, рябчиками и даже ... зайцами. Пойманного зайца-беляка куница сразу же разгрызает на куски и по частям затаскивает на деревья. Высокоствольное старолесье предпочитает всякому другому этот скрытный лесной зверь, следы которого трудно порой отличить от соболиных!...

Ведал, конечно, Потапыч, что где белка — там и куница может быть! Большой она любитель беличьего мяса!... Разыскав темной морозной ночью в гнезде спящую белку, куница тут же начинает трапезу: прокусывает беличью головку и, начиная с мозгов, съедает весь череп с костями и зубами. Добытой пищи хватает и на вторую, и на третью ночи!...

И все же лесная куница, как и рыжая лиса, предпочитает кормиться полевками, благо последних в северных лесах еще предостаточно...

Следы куницы Потапыч отыскал на одной из дальних зарастающих опушек своего обхода, где располагалась еще одна колония лесных полевок.

Но прежде охотнику пришлось пробиться через вековой елово-кедровый бор, где стояла сумрачная морозная тишина. Возможно, подумал там мой герой, на вершинах этих деревьев-исполинов и пирует хищница, ничем не выдавая своего присутствия... Потапыч громко крикнул и постучал палкой по шершавому, в длинных седых лишайниках, стволу огромной ели, но с ее большущих снежных шапок посыпалась только мелкая ледяная пыль...

Вот прилетела стайка клестов и дружно расселась по вершинам соседних деревьев. Клесты весело и деловито попискивали, шумно дрались, обшаривая на верху набитые семенами еловые шишки. Несколько ранее обгрызенных белкой шишек валялись у подножия столетней ели...

... Тихо шуршат по снегу широкие охотничьи лыжи Потапыча. Вот и граница, конец его обхода! Пора возвращаться назад!...

Длинная снежная фигура в форме многометрового удава привлекает взгляд охотника. «Удав» расположился вдоль нетолстого ствола поваленного дерева. Много дней и ночей трудились тут зима и скульптор-мороз, ваяя диковинную фигуру. Снег в ней плотно слежался, окреп и только в марте начнет с южной стороны подтаивать, образуя прозрачные сосульки. А порушится «удав» полностью лишь под вешними апрельскими ветрами, как и множество других снежных лесных фигур, расположившихся на сосновых и еловых ветвях, на пнях, на корягах и разных выворотнях, на поваленных стволах деревьев...

Сейчас же весь этот снежный «зверинец» был в полной красе! Февральское солнце, заглядывая под полог леса, создало самую живописную светотень! Нестерпимо сияют в его лучах огромные снежные комья на еловых ветках, которые от тяжести согнулись донизу. Скоро-скоро от ветра и мартовского пепла они начнут глухо обрушиваться, создавая на снежной поверхности множество лунок, каверн и кратеров различной величины...

Пугаются тогда от таких непонятных звуков зайцы-беляки, залегшие днем в свои зимние логовища в густых ельниках и березняках...

К косому у Потапыча отношение особое, почти отцовское что ли... Любит охотник раскосые и удивленные заячьи глаза, его длинные уши, сильные лапы, острые зубы. Раз, освободив беляка из чьего-то силка, принес промысловик его в зимовье и выпустил в избушке. До весны прожил под нарами пораненный петлей косой, которому Потапыч не ленился срубать вкусные осиновые ветки.

А в глухую осеннюю ночную пору окрестные беляки будили Потапыча дробным перестуком лап по обитой оцинкованным железом завалинке зимовья, с усердием грызя рамы и подоконники в избушке (между рамами окошка охотник положил как-то пакет соли, чтобы стекла не запотевали; соль от дождей размокла, пропитав древесину).

Любят зайцы, как и лоси, лизать и глыбы серой каменной соли, которые промысловик ежегодно выкладывает на отведенных солонцах!...

Зима для зайца — тоже голодное время! Поэтому, набредя на осиновую рощицу, Потапыч достает из рюкзака топор и срубает с десяток тонких осинок: будет тут «заячья столовая»!...

А вон тому большому пестрому дятлу ничего не надо: долбит и долбит с утра до вечера промерзшие стволы сосен и елей, отыскивая под корой вредителей — замерзших личинок жуков-короедов! А когда надоест это занятие, принимается за спелые сосновые шишки, принося их в клюве в свой особый «станок» и раздалбливая чешуйки, под которыми и скрыты мелкие питательные семена. Целые вороха пустых сосновых шишек под какой-нибудь щелястой сухарой видел Потапыч в своих лесных странствиях...

Где-то вдоль берега таежной речки кормятся сейчас и лоси, обкусывая ветки и вершинки сосны, пихты, можжевельника, соскабливая резцами нижней челюсти кору осин, ив, рябин...

... Лыжная тропа егеря вьется и вьется между деревьями, минует лесные поляны и русла таежных речек. Все здесь до мелочей знакомо охотнику, тут он — как дома!...

Родился и вырос мой герой Потапыч (имя и фамилию опускаю) в семье ханты, отец и мать охотились, рыбачили. Они-то и обучили его истинному следопытскому искусству, всем охотничьим премудростям. Научили любить и беречь природу, чтить ее как огромное Живое Существо!

Природа вмещает в себя, кроме зверей и птиц, самого человека, того же Потапыча. Он — ее маленькая частица, но мыслящая, разумеющая! Тайга северная полна скрытой жизни, полна разнообразнейших, порой еле слышных, потаенных шорохов и звуков, чьих-то тревожных криков и даже воплей и стонов. Ухает во тьме филин, воет волчья стая, брешет на луну лисица, только-только народившиеся медвежата в берлоге сосут молоко из сосков мамы-медведицы, истошно прокричал попавшийся в зубы куницы заяц, росомаха напала на зазевавшегося глухаря, тетерев ворочается в глубокой снежной «перине», удобнее устраиваясь на ночлег...

Вот и сейчас Потапыч многое слышит из жизни Природы! Но его видят и слышат гораздо больше лесных обитателей! Слышит черный ворон, летящий навстречу заходящему солнцу, слышат соболь и куница, готовящиеся к ночной охоте, слышит рыжая лиса, спрятавшаяся за большим выворотнем!

Для них человек с ружьем — большая опасность. Даже волк не нападет на охотника, чуя запах пороха и ружейного масла. Групповая душа птиц и животных (биологи давно ее признают!) предупреждает: сторонись, пока цел!

Но... Потапыч уже давно не охотник, не добывает зверя, а охраняет его! Но зверь этого не знает, не чует, боясь попасться на глаза...

Как хотелось иногда Потапычу стать другом какому-нибудь своему меньшему брату, встречаться с ним в тайге, подкармливать в гиблое время зимы. Для лесных синиц Потапыч возле избушки соорудил кормушку, она никогда не пустует! В отдельные годы в его зимовье жили подранки: лисенок, утка-кряква, журавль и другие лесные обитатели, застигнутые в тайге бедой. Выручал из нее бедняг Потапыч, но не приручил никого: дикие зверь и птица все равно нас, людей, чураются! Только один раз серый журавль, проживший в неволе около года, стал ранней осенью приглашать своего спасителя в полет: разбегался, махал крыльями, кричал что-то на своем птичьем языке! Но так и не дождавшись попутчика, улетел в теплые края...

Наша и их души во многом сходны: зверям и птицам не чужды страх, любовь, верность и преданность! Их тела и тельца, остро чувствующие боль, мы все еще жадно поедаем за столом! Охота, прежде всего любительская, для нас Какое-то варварское наслаждение, для них — почти всегда неизбежная смерть! С ростом числа и мощности орудий истребления от человека почти не спастись, потому-то в нашей тайге от года в год становится пустыннее и одиноко!

Остро осознает этот неистовый человеческий пресс на все живое в Природе мой герой, для которого стал ясен единственный путь спасения лесных обитателей — горячая любовь к ним, знание и понимание их жизни и нашего общего единства. Ведь для Потапыча и его народа — ханты звери — те же люди, только переодетые в шкуры и бегающие на четырех лапах!...

Читать дальше >>>

В некоммерческом Интернет-магазине Экологического Центра "Экосистема" можно недорого (по себестоимости производства) купить (заказать по почте наложенным платежом, т.е. без предоплаты) наши авторские методические материалы по экологии, полевой биологии и географии:
10 компьютерных (электронных) определителей грибов, лишайников, растений и животных России,
2 диска с голосами птиц России: голоса птиц средней полосы и голоса птиц России,
20 цветных ламинированных определительных таблиц по растениям и животным средней полосы России,
8 цветных ламинированных определителей-бродилок по растениям средней полосы России,
5 карманных полевых определителей животных средней полосы,
65 методических пособий и 40 учебно-методических фильмов по методикам проведения научно-исследовательских работ в природе (в полевых условиях), а также
методическое пособие (книга) для педагогов "Как организовать полевой экологический практикум".

Посмотреть в Интернет-магазине

Оглавление книги В.П. Назарова "Песнь и плач Матери-Земли":

Предисловие А.Ф. Меркера
Часть первая: "Природная лирика"
  Гроза над полем
  Роса на траве
  Щедрость июля...
  Грибное царство
  Цветы лета
  Березы
  Снежная чаша
  Зеркало марта
  Ловчие сети
  Неженка
  На речке детства
  Черемухи белый цвет
  Весеннее чудо
  В ожидании царь-рыбы...
  Голубой день
  «Бессмертный» кедр!
  «Здравствуй, Михайло Иваныч!»
  Рябиновые светофоры
  Добрый волшебник
  Дятловы «праздники»
  Солнцеворот
  Ожидание большой капели
  Синичкина песня
  «Кадрили» городских сорок
  Снежная белизна и вальс Шопена
  Мартовский ручей
  За «карасями»...
  Петрович, олигархи и ночной костер
  Кукушки на... проводах
  Одна заря спешит сменить другую...
  «Лунные» цветы
  Юганские «чик-чирики»!
  На налима...
  Гостья с Алтая
  А весной с Севера к нам прилетают пуночки...
  Зимняя рапсодия
  Тетерева на березах
  Собутыльник... медведь!...
  Ода охотничьей избушке
  Остров Пим. Междуречье...
  Юганские осенины
  Про одинокого мышкующего лиса...
  Ода русской березе
  Обские... синеглазки
  Мои друзья — сороки!
  Шаги таежной весны
  Учимся у Пескова!
  О Красоте в Природе!
  Художница-зима
  Березовые «свечи»
  «Снеговая»... ондатра
  Волчье логово
  Вернутся ли орланы?
  Наши соседи - чайки и крачки...
  Утро над зимовьем
  На клюквенных плантациях...
  Черный ворон — птица вещая!
  Тропой охотника
  И снова белые ночи над Обью!...
  Серебряный иней
  На окуньков...
  Красиво Среднее Приобье!
  Муравейники — большие и маленькие!
  Гора Лубная: «сюрпризы» и находки!
  Все лето — за молодыми красноголовиками!
  Цветущие протоки
  Калужница — над водой!
  Грибная... сюита
  И трясогузка, и дрозд...
  Дрозденок...
  Осень, рыжая кобыла, машет гривой!
  Таинственные жители Земли!
  Рыбак рыбака видит издалека! А рыбу?
  Цветущие тальники
  Птичьи свадьбы
  Весенние ручьи
  Мои встречи с ... косолапым!
  Дикие — в городе и вокруг!
  В пору летнего разнотравья...
  Они — наши братья! Но... меньшие!
  Рисуя мир фотообъективом...
  Фантазии зимы
  Следы и норки
  О тех, кто летает...
  Они тоже — живые!...
  Мои встречи с птицами
  Сорока — воровка у ... балкона
  И белки, и лисы — в пригородных лесах!
  Про лису Патрикеевну!
  Когда и кулику протока по колено!
  Лемпинский Дерсу Узала!
  Прощальная песнь журавлей...
  Весна воды на острове Пим!
  «Тальниковые сады» обской поймы!
  Из моего походного дневника
  Из жизни трутовиков
  Мой «грибной огород»!
  Орхидеи — цветы июля!
  На сорах...
  Комариный... полюс!
  Опята в августе
  Тропами золотой осени
  Про зайца... грибника!
  Купола в тумане!
  Вороны... вахтовики!
  Зимние радуги... к радости!?
  Диво на ... сухарине!
  Луговой... доктор!
  Незабываемы встречи с ... гадюкой!
  Живые... огоньки!
  Живи, обская жаба!...
  «Солнышки»... на пригорках!
  Через пойму — к Оби!
  Юганские «чик-чирики» и «чир-р-ры»!
  Любовь моя, вероника!
Часть вторая: "Экологическая публицистика"
  В центре гигантской природной чаши
  Экологический калейдоскоп
  Такие разные лики Оби!
  По Сырому Агану...
  Дерево, помоги исцелиться!
  Сохраним Приполярье!...
  Сохраним... жемчужину Среднего Приобья!
  Зеленые... аборигены
  Избиение... русских лесов!
  От мезолита — до наших дней!
  Деревья — целители...
  Медоносы Севера
  Былинная пойма Оби
  «Выращивать»... клюкву, грибы?
  Выдающиеся растения планеты
  Любознательным...
  О животных в беде!
  «Шутка» Эволюции — тигролев!?
  Сказ про холестерин-убийцу и сою-спасительницу!
  Струятся в человеке «реки жизни»! (экология и наше здоровье)
  У горных истоков священной Оби!
  Эта коварная менингиома... (заметки нейрохирургического больного)
  Нефтеюганские... «Клондайки»!
  В районе их всего... ! Ханты, манси, ненцы...
  От юрт Каркатеевых — до наших дней!
  Они могли бы жить... как шейхи!
  Пришедшие из глубины веков!
  ...И за болотного кулика замолвите слово!
  К экологически чистым автомобилям!
  Что у вас под капотом?
  Повелевая могучей нефтяной рекой!
  Среди вод и болот...
  Ода северному болоту!
  Когда начинается лето?
  «Ай-Ас» — качество и низкая цена!
  Нет... ООПТ в районе!
  Почему охотник-любитель платит за путевку втридорога?
  «Курорты» Лавренчуков!
  Горизонты жизни Евгения Опалева
  Даешь «Урал Промышленный — Урал Полярный»!?
  Со-управление... природными ресурсами на Ямале!
  Картинки с выставки
  Для чего Уралу и России нужен Шемур?
  У нас еще слишком «много природы»!?
  «Нефтяной крематорий» ... для осетра!
  Обь. Солка. В ожидании муксуна...
  «Атомные котлы» АЭС станут надежнее!
  Грозят ли нам «новые Чернобыли»?
  Мудрость Дома Земля
Часть третья: "Александр Меркер и его поросль"
  Жизнь, отданная Природе!...
  Александр Федрович Меркер
  Экологическое краеведение и его значение в формировании личности школьника
  Научное общество школьников "Юный эколог"
  Деревни Северного Урала
  Деревенская банька
  Печаль моя...
  Природа и здоровье
  Походные встречи
  Пора сенокосная
  День в тайге
  Экспедиционный день
  Разор... Северному Уралу!
  Послесловие В.П. Назарова

 




Порекомендуйте эту страницу своим друзьям в социальных сетях:

* * | |